12 июля Версия для печати

Армия – начало начал

ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ, ЛЮДИ! В районе создано ещё одно гражданское сообщество. На этот раз под флагом ракетных войск сплотились ракетчики-ветераны. Объединились и сразу заявили о себе — провели мероприятие в честь Дня воинской славы. Никто их не заставлял, не спускал никаких указаний. Инициатива, как говорится, вышла из народа. Как это всё-таки замечательно, когда люди, не дожидаясь указаний сверху, сами становятся зачинателями добрых дел! А главное, ради этого и объединяются. Ведь русские народные пословицы давно сложились на этот счёт. «Один в поле не воин», "Одна голова хорошо, а две лучше«...Веками проверено, веками испытано. Берём на вооружение!
О ЧЁМ ГОВОРЯТ РАКЕТЧИКИ? О чём говорят мужчины, когда собираются в тесном кругу? Рыбаки о самом крупном улове, охотники об охоте, автомобилисты о машинах. Ветераны-ракетчики, собравшись вместе, вспоминали годы своей армейской службы. Кто, откуда и куда был призван, где проходил учёбку, в каких частях и на каких площадках шла армейская служба. Алексей Иванович Иордан, например, ушёл в армию с четвёртого курса сельхозтехникума. — Я учился в техникуме, кто-то из парней попал в драку, и после этого нашу группу, сорок человек будущих механиков, расформировали и отправили в армию. Все сокурсники попали в Германию, а мне, как немцу, въезд туда был запрещен. Просидев десять дней на пересыльном в Красноярске, я был направлен в Свободный −20, где базировались ракетные части. В то время в ракетные войска с образованием ниже среднего не брали, а у меня было четыре курса техникума. Алексей Иванович служил в воинской части, которая располагалась на месте нынешнего космодрома «Восточный». Сюда же с призывом 1968 года ушли служить новосёловцы Пётр Лунь и Виктор Забзарин. — Два года моей службы прошли в группе заправки ракет, — рассказывает Пётр Анатольевич Лунь. — Отделение, в котором я служил, производило азот и сжатый воздух. Сжатый воздух использовался для открытия крышки шахты, в которой находилась ракета, а азот закачивался в шахту и был необходим при старте ракеты. Служба в армии лёгкой не бывает, но служить было очень интересно. У нас на вооружении стояла самая современная техника, мощная и надёжная, за два года узнал много нового. Командир нашего отделения, капитан Емлевский, очень много времени уделял занятиям по военно-политической и международной обстановке. Это, в какой-то степени, повлияло на всю мою последующую жизнь. Однажды при подготовке к очередным занятиям взгляд молодого солдата упал на газетное объявлении о наборе в партийную школу. О том, что такие школы существуют, Пётр тогда и понятия не имел, но зарубку на память себе сделал. А со временем и сам окончил высшую партийную школу, всю жизнь проработав в партийно-хозяйственном активе нашего района. Служба в ракетных войсках не только сложна, но и опасна. Заправщики ракет служили вместо трёх лет два года. Они регулярно проходили обследование в военном госпитале, им дважды предоставлялся отпуск с выездом на родину. — Сегодня на месте моей армейской службы, в городе Свободный-20, построен космодром «Восточный», чем мы, ракетчики конца 60-х из Свободного-20, очень гордимся, — отмечает Пётр Лунь. Ракетчиков, служивших на месте нынешнего космодрома, в нашем районе несколько человек, и все они в этом году отмечают свои семидесятилетние юбилеи. Казалось бы, пенсионеры, своё дело сделали, отдыхайте! Но, нет, есть ещё порох в пороховницах, находят силы для военно-патриотической работы. —Это наша лебединая песня, — шутят ветераны. Интересно, что во время службы земляки ни разу не встретились, а узнали о том, что служили в одной дивизии, два года назад на открытии памятного обелиска ракетчикам в парке воинской славы. Кстати, ракета на постаменте появилась благодаря усилиям Николая Александровича Юнга, тоже ветерана ракетных войск. — Два года топтали одну землю, а узнали об этом только через пятьдесят лет, — замечает, смеясь, Александр Григорьевич Сайфулин —ветеран-ракетчик, служба которого прошла на таких же ракетных площадках, только в степях Казахстана. Все призывники шестидесятых служили на разных объектах установки и обслуживания ракет и имели разные квалификации. Николай Юнг работал над головной частью ракеты, их так и называли в ракетных войсках — «головастики» . Алексей Иордан был командиром стартового стола, Пётр Лунь заправлял ракету топливом, Александр Сайфулин отвечал за обмывочно-нейтрализационный автомобиль, поэтому был свидетелем многих операций по обслуживанию ракет и установке их на боевое дежурство, о чём подробно написал в своей книге. НА «НЕЙТРАЛКЕ» Предлагаем читателям вернуться в годы службы Александра Григорьевича: «За мной был закреплен автомобиль, так называемая обмывочно-нейтрализационная машина на базе ЗИЛ-157, коротко называли её «нейтралка». Машина схожа с пожарной, есть ёмкости для воды (2000л.) и ёмкость для нейтрализационного порошка (600л.), насос и две форсунки. Главная моя задача во время регламентных работ — находиться всегда на стартовой площадке, т.е. возле шахты с заправленной машиной, и, в случае чего, нейтрализовать водой или порошком пролившееся топливо. Кроме этого, офицерам и гражданским лицам выдавать противогазы при вхождении в шахту. Работа нашей группы состояла в заправке топливом ракеты, установленной в шахте, и, наоборот, на период регламентных работ с ракеты сливать топливо. Все эти работы сложные и опасные, так как связаны с ядовитыми веществами в виде топлива. Топливом для ракеты являются ядовитые жидкости амил (окислитель) и гептил (горючее). Когда эти жидкости в двигателе ракеты встречаются, происходит взрыв и горение, возникает реактивная тяга, отчего ракета и летит. В ноябре 1969 года я участвовал в испытании трубопроводной арматуры внутри стакана шахты. Это делается сразу после окончания строительных работ. Летом обычно такие испытания проводятся водой под сильным давлением, но когда на улице уже минусовая температура, работы водой проводить нельзя, она замёрзнет. Поэтому перед выездом на испытание в ёмкость объёмом в 1,9 кубометров наполовину заполняли спиртом и водой: получалась крепкая водка! И на этой жидкости проводили испытание трубопроводов: я включал насос, и под сильным давлением прогонял эту водку через все трубы, находящиеся в «стакане» шахты. Во время этих работ солдаты живут в вагончиках, служба проходит более интересно, да и питание более калорийное. В период регламента солдатам дополнительно выделяли сливочное масло, сгущённое молоко, мясной паштет, яйца. Меня с моей машиной командировали на все виды работ, проводимые группами нашей части на пусковых установках ракетной точки. Мне было интересно наблюдать, как при помощи специального мощного крана поднимают 30-метровую махину-ракету и медленно опускают её в «стакан» шахты. Участвовал при съёмке и установке боеголовки ракеты, при заправке её топливом, а также при сливе топлива. После выполнения регламентных работ ракета заправляется, устанавливается головная её часть, и она ставится на боевое дежурство«. НАГРАДА ЗА СЛУЖБУ То, что Александр Григорьевич пишет о своей службе в ракетных войсках, могли бы повторить многие ветераны-ракетчики. Но повторяться не будем, а вот добавить кое-что хочется. Все наши ракетчики, в степях ли Казахстана, в дальневосточной ли или сибирской тайге, везде они несли свою нелегкую и опасную службу добросовестно и ответственно, имеют армейские благодарности и награды. Алексей Иванович Иордан награждён медалью «За воинскую доблесть». Во время сопровождения демобилизованных солдат, в хвост их поезда врезался состав с горючим, начался пожар, погибли люди. По возвращении из поездки Алексею Иордану присвоили звание старшины, предложили вступить в ряды КПСС и вручили награду. Значит, было за что! Такую же медаль за добросовестную службу носит на груди и Александр Сайфулин. Армия только открыла счёт наградам ракетчиков, а вся дальнейшая их жизнь и деятельность на ниве сельского хозяйства, дорожной отрасли, образования только подтвердила, что они не случайны. — О дисциплине и ответственности в армии вопрос вообще не стоял, без этого и в ракетных, и в любых других войсках нельзя. Поэтому хочется, чтобы каждый молодой человек прошёл свою школу мужества. Она даёт задел на всю будущую жизнь, — говорит Николай Александрович Юнг. Почётный дорожник Юнг с гордостью носит на груди медаль «За трудовые заслуги перед Отечеством». А начало его успешной карьеры, как и у многих ракетчиков-ветеранов, положено в начале жизненного пути, в ракетных войсках. Галина ЧЕРКАШИНА
Комментарии

Имя или электронная почта
Пароль
Войти, используя: YandexGoogleВконтактеFacebookTwitterMail.ruMyOpenIDOpenIDWebMoney

Лента новостей

Последние статьи

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

У вас есть предложения по улучшению нашего сайта или вы нашли ошибку? Напишите об этом.