02 октября

Закон и религия: оправданы ли жёсткие наказания?

В конце сентября комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы России внёс на рассмотрение депутатов законопроект, предусматривающий лишение свободы и увеличение штрафов за оскорбление религиозных чувств верующих. Инициатива была поддержана всеми фракциями Госдумы, но отношение в обществе к ней неоднозначное. Профессор Московской духовной академии, протодиакон Андрей Кураев назвал закон «дубинкой в руках власти». Мы спросили у красноярских экспертов, как они оценивают эти нововведения.

Людмила Григорьева

Заведующая кафедрой религиоведения исторического факультета КГПУ им. В.П. Астафьева

Когда людям, по дурости или злому умыслу, демонстрируется пример обгаживания того, что для нормальных людей по традиции веками остаётся святым - будь то мать, Родина, вера, храм - то в таком случае этот нигилизм – это не просто уровень какого-то хулиганства, хамства или локального правонарушения, это последовательное уничтожение основы, на которой стоит народ. Даже для людей неправославных церковь – это святое место, в котором нужно вести себя подобающим образом. А что касается силовых мер и выбора наказания, то важно именно декларативное провозглашение. В нашей стране подобные нововведения могут быть не очень эффективны, потому что дела, связанные, например, с вандализмом в святых местах, которые были возбуждены с применением уже существующего закона (пока что он относительно мягкий), проходят очень долгий и непростой путь судопроизводства. Важно именно то, что люди открыто заявляют: «Мы считаем, что есть вещи, которые для нас святы, и мы не дадим на них посягнуть, и будем их защищать, и более того, наказывать тех, кто открыто на них покушается». И эта позиция идеологически понятна и вполне оправдана.

Борис Хасан

Заведующий кафедрой психологии развития Института педагогики, психологии и социологии СФУ

У нас в стране это обычная история: вместо того, чтобы думать, взвешивать и анализировать, и всерьёз на это потратится, нужно быстро среагировать и показать свою позицию. Это, что называется, реакция на случай (имею в виду нашумевшую историю с группой Pussy Riot). И реакция эта маятникового типа – из крайности в крайность. Сейчас следует ожидать ответную реакцию. И если это всё делается для того, чтобы отвлечь людей, например, от мыслей о том, как сейчас верстается бюджет, или чтобы общество меньше думало о том, что у нас масса проблем с миграцией, то это отличный повод создать шумиху и перевести разговор на другую тему. Что касается понятия оскорбления и его определений, то религиозные чувства – вещь очень тонкая и трудно идентифицируемая. Обнаружить здесь состав преступления очень трудно. Вот вам пример - опера «Иисус Христос - суперзвезда», которую в Ростове отменили из-за жалобы некоторых обиженных верующих. Людей оскорбляет эта опера, а меня – плохие дороги и издевательское отношение к пожилым людям. Попытки принять жёсткий закон, который призван оберегать чувства верующих и посягательства на то, что им дорого – это резкие телодвижения, лишь имитирующие быстроту реакции, и это далеко не самый лучший вариант.



51%
92 голос(ов)
49%
88 голос(ов)

Архив мнений

Комментарии
  • Вениамин Мировой 12 июня 2013 г. 13:06

    А если, например, мусульмане католиков оскорбили, или те на кришнаитов злобно наехали как тогда? Чьи чувства более святые? Неверующих, таким образом, можно вообще всячески поносить? Как помните анекдот про звонок в пожарную службу, мол менты с врачами дерутся, не знаем куда звонить?


Имя или электронная почта
Пароль
Войти, используя: YandexGoogleВконтактеFacebookTwitterMail.ruMyOpenIDOpenIDWebMoney

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

У вас есть предложения по улучшению нашего сайта или вы нашли ошибку? Напишите об этом.