8 ноября16:02 Версия для печати

«После первой операции уснул прямо в палате на полу»: выпускники КрасГМУ о годах учебы

Лучшие красноярские врачи вспоминают студенчество

Красноярский медицинский институт (ныне университет) воспитал в своих стенах не одну тысячу выдающихся специалистов, но любой медик когда-то был студентом, который волновался перед экзаменами, боялся совершить ошибку, попадал в неловкие ситуации. В этом году КрасГМУ отмечает своё 75-летие. К этой дате выпускники вуза, успешные врачи, известные в Красноярске и далеко за его пределами, вспомнили годы своего студенчества.

Валериан Георгиевич Николаев, выпускник лечебного факультета 1959 года, доктор медицинских наук, профессор, действительный член Международной академии интегративной антропологии

Альма-матер я обязан как минимум за то, что нашел здесь женщину, которая стала моей судьбой — женой и матерью моих детей. Я тогда учился на третьем курсе, Нонна — на первом. И вот идет она по лестнице — светлая, юная, невероятно красивая, и с чемоданчиком. Я по нему — хрясь; все «хахаряшки» рассыпались. Я сразу же получил в ответ гневное: «Дурак». Так началось наше знакомство. Я занимался волейболом и постоянно был на сборах. Но думал только о Нонне...

Это были 1954-1955 годы. Обуви не было, одежды нормальной — тоже. На занятия я ходил в перелицованном кителе отчима, который был железнодорожником. А обуви на мой 45-й размер было вообще не найти, и я носил солдатские яловые сапоги на резиновой подошве. Но не пойдешь же на свидание, в дом к своей девушке, в сапогах! У меня были парусиновые туфли, которые, если потереть зубным порошком, становились белыми. И вот я, весь такой красивый, в белых туфлях, пришел на смотрины. Тут, как назло — дождь. Я захожу гордо, а за мной тянется белый след от зубного порошка. И грустно, и смешно об этом вспоминать. Но это — наша молодость; так зарождалась наша династия Николаевых. Ведь династия — это мы, сын, невестка, внуки. Но зачинатели ее — родители Нонны. Они нас сразу благословили и на совместную жизнь, и на профессиональную нашу деятельность.

... Из забавных эпизодов студенчества вспоминается то, как я сдавал патологическую анатомию ректору Петру Георгиевичу Подзолкову. Волновался — страшное дело: как спортсмен ведь много занятий пропустил. Пришел к заведующему кафедрой анатомии Виктору Николаевичу Топольскому, говорю: «Я боюсь!». — «Не бойся, — отвечает. — Все хорошо будет». И вот на экзамене Петр Георгиевич в своей манере спрашивает: «Дорохой, ну что там у тебя?». Я рассказываю. Первый вопрос, второй, третий. Он с интересом слушает. Потом предлагает: «Ну-ка пошли, препараты посмотрим». Там стоит куча баночек, в которых разные органы. А у меня память-то всегда была отличная. И вот я называю абсолютно все точно. Подзолков и говорит, выслушав: «Прямо не знаю, что с Вами и делать. За знания Вы заслуживаете отлично, но тут доцент Топольский очень умолял вам поставить „хорошо“. Ему отказать не могу; так что давайте зачетку — 4!»

Михаил Григорьевич Дралюк, выпускник лечебного факультета 1973 года, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой нейрохирургии и неврологии КрасГМУ

Самые яркие воспоминания — о первой операции. Я учился в ординатуре в больнице неотложной хирургии Красноярска. Тогда там трудились на весь город два (!) хирурга. Сейчас эту работу в краевом центре выполняет целый штат врачей БСМП. Моими кураторами были доценты Николай Николаевич Масленников и Марк Израилевич Гульман. Мне, как и всем «вчерашним» студентам, хотелось быстрее провести операцию.

И вот, когда прошло полгода, мне доверили прооперировать простейший аппендицит. В операционной были я и медсестра. Пациентка — молодая девушка. Всё вроде прошло хорошо. Но — уже дома — ближе к ночи мне стало казаться: «пациентка умирает»!!! Я помчался в больницу, заскочил в палату, стал щупать ей живот с криками: «Всё нормально?».

Там же специфические вопросы — всегда интимного плана. Я приставал к пациентке каждые пять минут, мол, «газы отошли?». Она испуганно взирала на мои истерики. В итоге закончилось тем, что я уснул тут же, рядом, в палате на полу. Когда пришли мои наставники и увидели эту «картину», они стали терзать меня: что случилось на операции вчера? Они были уверены, что я чего-то не договариваю. Но это была просто моя первая в жизни операция!

Борис Захарович Коган, выпускник лечебного факультета 1965 года, заслуженный врач РФ, врач травматолог-ортопед высшей категории, главный врач хирургической клиники «Интермедсервис-Красноярск»

Поступил я в мединститут без проблем, и учёба давалась легко. Завалил экзамен только один раз — на истории КПСС не смог ответить на вопрос «Где проходила первая конференция РСДРП». Запомнил на всю жизнь: в городе Таммерфорс. Вспоминается, как сдавал экзамен по анатомии, которую я знал очень хорошо.

Заведующий кафедрой анатомии Виктор Николаевич Топольский сказал: «Проплыви-ка на лодке по большому кругу кровообращения». И вот я «плыву»:

— Артерия pulmonalis, дальше...

«Доплыл» до почек. И говорю:

— А здесь артерия renalis — очень узкая, я лодку волоком потащу.

Топольский рассмеялся и поставил 5 — за остроумие. Работать и получать практические навыки начал рано в скорой помощи. Стипендии не хватало катастрофически и приходилось подрабатывать. Практику проходил в родном Минусинске. Врачей практически не было, мне приходилось работать и гинекологом, и травматологом, и терапевтом. А когда нужно было проходить сельхозпрактику (в те времена она была целых три месяца), заведующий хирургическим отделением, выдающийся хирург Василий Алексеевич Козлов добился, чтобы вместо работы на полях я остался в минусинской больнице и продолжал, в том числе, оперировать.

Школа была вообще суровая, но благодаря этому я стал тем, кем стал. С благодарностью вспоминаю своих Учителей (с большой буквы): заведующего кафедрой физиологии, профессора Абрама Танхелевича Пшоника, заведующего кафедрой гистологии, профессора Олега Сергеевича Юкова (он прошёл всю войну, сам работал с ампутированной конечностью), ассистента кафедры общей хирургии Анатолия Васильевича Гладкова (тоже участника войны). Будучи строгими и суровыми, эти люди, тем не менее, никогда не позволяли себе повышать голоса на студентов. Они были не только опытными практиками, но и прекрасными педагогами.

Помню, в больницу привезли одного из партийных руководителей с серьёзным переломом бедра. И заведующий кафедрой общей хирургии, профессор Иосиф Исаакович Шафер принял решение: «Борис, ты в травматологии более силён, потому оперируй. Но в документах я напишу свою фамилию. Если вдруг случится непредвиденная ситуация, будут осложнения, мне, профессору будет проще ответить, чем тебе, молодому хирургу». Операция прошла успешно.

Можно долго перечислять преподавателей той старой школы, которым я до сих пор благодарен. Александра Тимофеевна Астахова, Исай Исаакович Гительзон, Лазарь Львович Роднянский...

Игорь Александрович Рябков, выпускник лечебного факультета 1973 года, кандидат медицинских наук, доцент, заведующий оперблоком ГК БСМП, профессор Российской Академии Естествознания

Случилось так, что мне в семь лет сделали аппендектомию (наркоз: маска Эсмарха плюс эфир, о Боже!) После операции мне показалось, что лучше, умнее и добрее человека, чем врач-хирург, на свете не бывает. Так родилась мечта самому стать хирургом. Она было со мной всегда — вот я и поступил в Красноярский мединститут.

Первые профессора-хирурги, с которыми мне посчастливилось встретиться, — это Иосиф Исаакович Шафер и Вера Филипповна Гливенко. Посещая их лекции, общаясь с ними, я понял, что мечта моя — хирургия — это тяжёлый, но благодарный труд. И она сбудется! Что и показала жизнь.

В дальнейшем моими учителями стали профессора Олег Евгеньевич Нифантьев, Валериан Георгиевич Николаев, который и помог мне проложить путь в науку. А провести самую первую самостоятельную операцию мне позволил практический хирург 20-й клинической больницы Александр Николаевич Ческидов, за что я ему и сейчас благодарен.

Продолжать практическую работу хирургом и заниматься наукой мне помог заведующий кафедрой хирургии № 1 профессор Юрий Моисеевич Лубенский. Под его руководством произошла и защита моей кандидатской диссертации. Он же пригласил меня и на первую в моей жизни Всероссийскую конференцию хирургов в Омске. После ухода из жизни Лубенского мою научную и хирургическую деятельность стал курировать профессор Рудольф Абрамович Нихинсон.

Нельзя не вспомнить и академика, выдающегося хирурга, ректора мединститута Бориса Степановича Гракова. Он вместе с другими профессорами нашей alma mater помогал прокладывать путь в науку и к достижениям в области практической хирургии нам, тогда ещё молодым врачам. Я думаю, что только постоянная помощь моих учителей — профессоров и доцентов Красноярского мединститута, теперь Красноярского государственного медицинского университета — и позволила мне спасти тысячи человеческих жизней.

Не зря я пошёл за мечтой — стал хирургом. А знания, переданные мне моими учителями, я с удовольствием передаю студентам и начинающим хирургам. Думаю, что к моему мнению присоединятся и все мои коллеги, вышедшие из стен нашей alma mater.

Анатолий Иванович Корягин, выпускник 1963 года, кандидат медицинских наук, врач-психиатр, лауреат премий: «Золотое яблоко» Американской академии психиатрии и юриспруденции; «За научную свободу и ответственность» Американской ассоциации развития науки; «За гуманность в медицине» Института этики имени Кеннеди

Я поступал в КГМИ в 1957 году. Абитуриенты и студенты были такие разные... Городские и деревенские; прямо из школы и отслужившие в армии; те, кто со дня рождения рос и развивался в привилегированных семьях, и те, на чьё сиротское детство и юность в военные и послевоенные годы наложили свой отпечаток голод, нужда и жесткие законы улицы.

У всех нас были одни и те же учителя. Зав. кафедрой анатомии, доцент В. Н. Топольский, зав. кафедрой физиологии, профессор А. Т. Пшоник, зав. кафедрой военной подготовки полковник М. И. Рудич, доценты Изюмов, Протопова... Список можно продолжать и продолжать. Многие из них прошли через войну, работали во фронтовых и тыловых госпиталях. Передавая свои профессиональные знания и навыки, наши наставники, наряду с основополагающим врачебным принципом

«Primum non nocere» — «Прежде всего, не навреди» — впечатали в наше мировоззрение понятия врачебного долга, профессиональной чести, уважения к пациенту, готовность к постоянной самоотдаче и жертвенности во благо больному. Это по их наставлениям мы, выпускники Красноярского мединститута, отправлялись на работу в «медвежьи углы» нашего необъятного края, в любое время дня и ночи шли, ехали и летели на фанерных самолётиках к постели больного, на консультации, на массовые обследования; добивались увеличения больничных коек, открывали новые отделения, диспансеры, сражались с бюрократами всех уровней и даже с властями, защищая права больных.

В какое сравнение можно поставить скромную по тем меркам врачебную зарплату с объёмом проводимой каждым из нас работы, часто сверхурочной, без нытья и жалоб на свой горький удел. Каждый из нас сознательно избрал свою профессию, которой обучили нас наши добрые учителя и наставники.

Следует помнить, что КрасГМУ вырос из КГМИ, и сегодняшнее поколение преподавателей и выпускников связано живой нитью с теми, кто работал, творил и созидал до них и для них. Будем же достойны своих предшественников!

Любовь Александровна Гульман, выпускница лечебного факультета 1955 года, доктор медицинских наук, отличник здравоохранения РФ, заслуженный врач РФ, почётный профессор КрасГМУ им. проф. В. Ф. Войно-Ясенецкого

В Красноярский медицинский институт я поступила в 1949 году. Мои сокурсники, а потом — коллеги, замечательные врачи, впоследствии стали очень известными людьми. Многие стали заслуженными врачами, организаторами здравоохранения. Годы обучения были яркими. Проводились курсовые вечера с танцами, песнями, конкурсами. Юношей на курсе училось немного, всеобщими любимцами были Боря Граков, Боря Гвяздо, Саша Орлов, Володя Белов. Мы участвовали в строительстве зданий медицинского института, общежития, ежегодно выезжали на сельхозработы в районы края.

После окончания субординатуры я была направлена педиатром в Хакасию, в железнодорожную больницу станции Аскиз, где в то время прокладывалась новая ветка Абакан — Сталинск. Работая педиатром, мне часто приходилось сталкиваться с тяжёлыми инфекционными заболеваниями — дифтерией, полиомиелитом; свирепствовали корь, менингококковая инфекция, скарлатина. При этом трудности возникали не только с лечением, но и размещением больных детей, поскольку больница располагалась в неприспособленном здании барачного типа.

В коллективе я была самой юной, мне поручили ассистировать хирургу при проведении операций. Хирургом был выпускник Минского медицинского института Маркс Израилевич Гульман, который уже год отработал в этой больнице. Через 4 месяца мы поженились и прожили вместе 58 лет, отдавая все свои знания и опыт во благо здоровья людей.

Через три года мы приехали в Красноярск и поступили в клиническую ординатуру, а затем — в аспирантуру. Маркс Израилевич стал аспирантом кафедры факультетской хирургии, я была направлена в целевую аспирантуру Второго Московского медицинского института им. Н. И. Пирогова, на кафедру детских инфекционных болезней, возглавляемую академиком Ниной Ивановной Нисевич. Вернулась в Красноярск, но не одна, а «соблазнив» ещё двух молодых учёных. Это были Иван Григорьевич Шиленок и Константин Владимирович Орехов, которые внесли огромный вклад в становление и развитие педиатрии Красноярска и Красноярского края.

С 1958 года на педиатрическом факультете была лишь одна кафедра педиатрии с пятью сотрудниками, в 1966 году были выделены кафедры факультетской педиатрии и госпитальной педиатрии. В 1970 году организована кафедра детских инфекционных болезней, которая стала, можно сказать, моей судьбой.

Основав кафедру детских инфекционных болезней, я работала заведующей в течение 35 лет. Рядом были мои любимые коллеги и соратники: Вера Петровна Политова — кандидат медицинских наук, доцент и бессменный завуч, прекрасный педагог, врач высшей категории; кандидаты медицинских наук Павлова, Коломеец, Бривина, Тимошенко, Григорова, Шиленок, Гильдебрант, Кришвич. Многие из них — почётные ветераны университета, внёсшие большой вклад в развитие не только кафедры, но и педиатрического факультета в целом.

В настоящее время кадровый состав руководимой мной кафедры полностью обновился. С 2006 года кафедрой детских инфекционных болезней с курсом последипломного образования заведует моя ученица — доктор медицинских наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, врач высшей квалификационной категории, отличник здравоохранения РФ Галина Петровна Мартынова.

Одним из главных направлений нашей деятельности являлась подготовка из студентов квалифицированных специалистов, клинических ординаторов, интернов, врачей-инфекционистов и педиатров. С 1980 года организован курс последипломного образования, благодаря которому могут усовершенствовать свои знания фактически все врачи-инфекционисты.

Многолетняя и многогранная работа кафедры позволила сформировать школу детских инфекционистов Красноярского края, которая пользуется заслуженным признанием и авторитетом в России. Я надеюсь, что все идеи и традиции кафедры будут продолжены моими учениками!

Жан Жозефович Рапопорт, профессор, основатель научной педиатрии в Красноярске, в 1961 — 1990 годы — преподаватель Красноярского государственного медицинского института

Юбилей пробуждает воспоминания, и даёт серьёзный повод для сравнения... Создав в 1961 году кафедру факультета усовершенствования врачей, а затем (на базе краевой клинической больницы № 1) новую детскую клинику оригинальной структуры, я и мои сотрудники добровольно взяли на себя ответственность за всё детское здравоохранение громадного края (без оплаты).

Положение было катастрофическим: высочайшая детская смертность, невежество врачей и фельдшеров в вопросах детства, полное отсутствие науки о детях, беднейшая материальная база здравоохранения и просвещения. Работать всем приходилось сверх сил.

Нужно было в кратчайшие сроки перестроить на современный уровень систему охраны здоровья детей, создать впервые в стране специализированные центры, научить врачей и главных врачей (!); а главное — резко снизить смертность, спасать детей. Тут уж не до шуток, когда студент на экзамене просит хотя бы тройку и добавляет серьезно: «Вы не волнуйтесь, я всё равно не буду лечить детей, я буду главным врачом».

...Матери умирающих младенцев тупо смотрят и твердят: «Бог дал, Бог взял», и не участвуют в лечении. Врачи в крае в полной безнадёжности говорят: «А я не знаю, что делать; лучше уйду в терапевты — там за смертность не ругают». Курсанты в ужасе от институтского общежития, столовой и пустых магазинов, и норовят ехать на курсы в Москву, Харьков и другие города. Так, увы, было...

Но мы не сдались, а наметили цели и пути их достижения. Через 3-5 лет мы реализовали наши планы, создали новую методику лечения, резко снизили детскую смертность. Учёба врачей встала на поток, студенты и врачи увлеклись педиатрией, наладилась научная работа. Детская клиника в ККБ № 1, а затем выросшая из неё краевая детская больница № 1 — вошли в число лучших в стране.

Из большого числа моих учеников 13 человек стали профессорами и руководят кафедрами, научными отделами и учреждениями. Искренне поздравляю всех преподавателей, студентов, интернов и выпускников с юбилеем родного вуза!

Комментарии

Имя или электронная почта
Пароль
Войти, используя: YandexGoogleВконтактеFacebookTwitterMail.ruMyOpenIDOpenIDWebMoney

Лента новостей

Последние статьи

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

У вас есть предложения по улучшению нашего сайта или вы нашли ошибку? Напишите об этом.