11 декабря 201215:17 Версия для печати

Киотский протокол: экология или экономия

Россия не будет участвовать во втором периоде Киотского протокола. Означает ли это, что в стране будет хуже с экологией?

Выход из Киотского протокола на самом деле затрагивает не только экологическую сферу. Не менее важным является экономическая составляющая — предприятия не смогут зарабатывать на квотах. Будет ли выгодно оставаться «зелёным» в России?

Напомним, основной посыл Киотского соглашения — общее сокращение выбросов, влияющих на изменение климата. Логика проста: каждой стране даётся определённый «газовый лимит», который распределяется среди предприятий. Если не уделяешь должного внимания очистным системам, вырабатываешь больше — будь добр, докупи «разрешение» на выброс. Дымишь меньше — продай своё «право на задымление». Суть в том, чтобы, «регулируя» отдельные страны, сократить общий мировой объём загрязняющих веществ, выбрасываемых в атмосферу.

На самом деле для России участие в первом периоде Киотского соглашения практически ничего не стоило. Дело в том, что мы обязались сохранить объём на уровне 1990 года. Это было относительно легко, так как добраться до советских «стахановских» показателей, несмотря на рост экономики, России так и не удалось. В этом году мы отставали от советской промышленности по уровню загрязнения более чем на треть.

А вот заработать на экологии наши предприятия всё-таки смогли. По разным оценкам, наши промышленники за все годы действия протокола наторговали квотами на сумму от 600 млн до 30 млрд долларов. Впрочем, на самом верху считают, что никакой коммерческой выгоды из этого соглашения нам извлечь так и не удалось. По крайней мере, премьер Дмитрий Медведев ещё в прошлом году высказывал именно такую точку зрения. Действительно, рынок торговли квотами постепенно сдаёт позиции — так называемые углеродные единицы год от года дешевеют. Кто-то винит в этом недавний кризис, а кто-то — просто падение спроса. Последнее может быть объяснено, напротив, улучшением экономической ситуации. Страны богатеют, у предприятий появляются средства на дополнительные экологические программы и, как следствие, даже при росте производства надобность в дополнительных квотах падает.

Как бы то ни было, в Европе двуокись углерода всего за несколько месяцев упала на 88% и сегодня стоит меньше одного евро.

Вообще сам механизм этого соглашения до сих пор вызывает множество споров. Самые жаркие — сам принцип действия Киотского протокола, основанный на коммерческой составляющей. Очевидно одно: это не самый совершенный механизм защиты окружающей среды. Как бы то ни было, пока это лучшее, что предложило мировое сообщество.

Исполнительный директор Красноярского краевого экологического союза и экологической палаты Гражданской ассамблеи региона Николай Зубов считает, что лучше делать что-нибудь, чем не делать ничего. По его словам, влияние человека на окружающую среду уже запредельно, и потому любые ограничивающие меры пойдут на пользу. Впрочем, Зубов соглашается, что сама коммерческая логика Киотского протокола — не самое лучшее решение.

Вообще-то Россия — не единственная страна, отказавшаяся от новых обязательств. Из всех стран-участниц протокола на новые условия согласились лишь несколько десятков. Суммарно на них приходится не более 15% общемировых выбросов. А вот основные загрязнители — США, Китай, Индия — вообще никогда не брали на себя никаких обязательств. Так что выводы о том, кто является «плохим парнем» в экологии, можете сделать сами. Некоторые эксперты считают, что именно эта несолидарность стран и привела к тому, что реально Киотский протокол не работает. По крайней мере, выводы учёных относительно темпов замедления парникового эффекта неутешительны. Парниковый эффект был, есть и исчезать не собирается. А ведь как раз на борьбу с ним и был направлен в первую очередь этот протокол.

Однако не всё так однозначно. Некоторые вообще считают борьбу с изменением климата неким подобием донкихотовских набегов на ветряные мельницы. Дескать, боремся с несуществующим врагом. И, к слову, серия «климатгейтов» — скандалов с учёными, которые якобы фальсифицировали данные, свидетельствующие о преувеличенных размерах парникового эффекта на планете — это косвенно подтверждает. Теория заговора применительно именно к этой проблематике не выглядит такой уж утопично-фантастичной. Экология — это рынок, и если кто-то бастует против кораблей с ураном в чужой гавани, то вовсе не оттого, что является поборником «зелёного» дела. Вполне возможно, что это всего лишь «борьба за клиента» — попытка переманить эти самые корабли в свой порт. Ведь хранение экологически опасных отходов — это тоже бизнес. Притом вполне прибыльный. Ну а кто был действительно прав в случае с Киотским протоколом, мы сможем узнать не завтра и даже не через год. Ведь изменение климата — это процесс, требующий миллионов лет.

Автор: Марк ЗАХАРОВ

Комментарии

Имя или электронная почта
Пароль
Войти, используя: YandexGoogleВконтактеFacebookTwitterMail.ruMyOpenIDOpenIDWebMoney

Лента новостей

Последние статьи

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

У вас есть предложения по улучшению нашего сайта или вы нашли ошибку? Напишите об этом.