11 апреля 201315:43 Версия для печати

Технология исправления

Наш корреспондент узнал, как краевое управление ФСИН борется с рецидивистами.

Все мы привыкли воспринимать пенитенциарную систему как некий инструмент наказания. Однако не стоит забывать, что в идеале после отбытого срока человек должен ко всему прочему ещё и осознать, и исправиться. Вот только механизм этот работает отнюдь не всегда — 20% тех, кто освободился условно-досрочно, совершили повторные преступления.

Можно, конечно, кивать на самих осуждённых — горбатого, мол, могила исправит. Ведь заключённых не просто содержат в камерах, а действительно создают условия для этого самого исправления. Конечно, речь не идёт о том, что в тюрьме хорошо. Да и вряд ли здоровому дяденьке сорока лет (а именно в этом возрасте чаще всего совершаются повторы) втолкуешь, что такое хорошо. Такого рода воспитание, увы, не помогает. Об этом надо было толковать в детстве. Впрочем, в ГУФСИН свои технологии исправления.

По словам начальника краевого ГУФСИН Владимира Шаешникова, в его ведомстве существует ряд программ, которые помогают человеку адаптироваться после освобождения. Здесь создано кадровое агентство, которое принимает участие в трудоустройстве бывших заключённых. Кроме того, существует программа по избавлению от наркотической и алкогольной зависимости. Шаешников признаёт, что от привязанности к наркотикам избавить людей пока сложно, а вот с алкоголиками работа поставлена чуть ли не на поток. На сегодня в тюрьмах края добровольно закодировано более десяти тысяч человек. Причём, около половины из них уже освободились. Эффективность метода, как показывает практика, превышает 20%. На самом деле начинание очень значимое, ведь до 80% всех рецидивов совершается как раз в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Специалисты краевого ГУФСИН считают, что социальное сопровождение осуждённых позволит сократить уровень рецидивов в регионе на десять процентов.

Впрочем, существует и другая сторона медали — усилиями одного лишь ведомства ситуацию не исправить. Кроме того, сегодня изменилась сама процедура принятия решений об условно-дострочном освобождении. Шаешников признает — не все из освободившихся действительно этого заслуживают. По его мнению, таких около половины. И ещё немного статистики — до 90% ходатайств осуждённых, которые были освобождены, не поддержаны администрацией колоний, хотя представители исправительных учреждений и пытались доказать в суде свою правоту.

Дело в том, что сейчас решение принимает исключительно суд на основе фактических данных, которые предоставляет администрация колонии. По большому счёту, для того чтобы претендовать на УДО, достаточно не нарушать режим. Учитывается также наличие или отсутствие профессии, наличие постоянного места жительства и бытовые условия. И только. А вот мнение начальника колонии или его заместителя, который непосредственно общается с осуждённым, видит, как он ведёт себя, относится к труду и так далее, суд, получается, не учитывает.

Что в итоге имеем? Шаешников приводит шокирующие примеры, когда в соседней Иркутской области, бывший заключённый изнасиловал и убил несовершеннолетнюю. Он сидел у нас в Богучанском районе, и по всему было видно — на свободу ему рано.

Шаешников считает, что необходимо учитывать мнение общественности при решении об УДО. Сегодня в крае работают комиссии по освобождению, куда входят не только представители администрации колоний, но и простые граждане, сотрудники силовых ведомств. Тут же и представители религиозных конфессий, общественных и правозащитных организаций, органов власти. Конечно, их мнение носит рекомендательный характер и уж точно никак не может влиять на решение суда. Но как говорит Шаешников, этот эксперимент признан удачным, так решение комиссии является наиболее объективным: «Это уже общественная комиссия. А с мнением людей, общественности не считаться нельзя».

Вдобавок такой подход позволяет разделить ответственность за принимаемое решение и более аргументировано доказывать в суде свою правоту.

Справка

Каждый год из мест лишения свободы в крае условно-досрочно освобождается более девяти тысяч человек. В прошлом году — чуть более пяти тысяч. В этом уже освобождено около тысячи человек.

В 2012 году лицами, освобождёнными условно-досрочно, в период неотбытой части наказания было совершено 1005 преступлений. Из них 17 — против жизни и здоровья и восемь — против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Автор: Марк ЗАХАРОВ

Комментарии

Имя или электронная почта
Пароль
Войти, используя: YandexGoogleВконтактеFacebookTwitterMail.ruMyOpenIDOpenIDWebMoney

Лента новостей

Последние статьи

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

У вас есть предложения по улучшению нашего сайта или вы нашли ошибку? Напишите об этом.